Заказать обратный звонок
  • Главная
  • Новости
  • Статьи
  • Соотношение иска о взыскании неосновательного обогащения с требованием о возмещении вреда

Соотношение иска о взыскании неосновательного обогащения с требованием о возмещении вреда

Пункт 1 статьи 1102 ГК РФ дает легальное определение обязательств из неосновательного обогащения (кондиционных обязательств): лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано вернуть последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Исключения из данного правила установлены статьей 1109 ГК РФ.

Гражданское законодательство определяет основной принцип соотношения кондиционного иска с иными способами защиты гражданских прав: требованием о применении последствий недействительности сделки, виндикационным иском, требованием о возврате исполненного в связи с договорным обязательством, требованием о возмещении вреда. Так, статья 1103 ГК РФ содержит общее правило, согласно которому нормы о возврате неосновательного обогащения подлежат при реализации перечисленных способов защиты прав, если иное не установлено Гражданским кодексом РФ, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений. То есть речь идет о применении норм о возврате неосновательного обогащения в субсидиарном порядке.

На практике наибольшие трудности вызывает вопрос соотношения иска о возврате неосновательного обогащения с требованием о возмещении вреда.

Пунктом 1 статьи 1064 ГК РФ предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме причинителем вреда.

Проблема выбора между кондикционным требованием и иском о возмещении вреда возникает тогда, когда совершение деликта сопровождается образованием какой-либо имущественной выгоды на стороне правонарушителя.
Долгое время господствовала точка зрения, согласно которой разграничение между указанными способами защиты гражданских прав должно проводиться по принципу вины (концепция «отсутствия вины»). Сторонниками данной теории были, в частности, Е. А. Флейшиц[1] и О. С. Иоффе[2]. Так, О. С. Иоффе писал: «Если есть вина причинителя – налицо обязательство из причинения вреда, нет его вины – возникает обязательство из неосновательного приобретения имущества»[3].

Ю. К. Толстой, анализируя содержание ст. 1103 ГК РФ, пришел к выводу, законодатель прямо декларирует отказ от принципа вины как критерия разграничения кондикционного иска и требования о возмещении вреда. По мнению автора, этим объясняется прямое указание закона на допустимость субсидиарного применения правил главы 60 ГК РФ к случаям возмещения вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица[4].

Итак, современные авторы, как правило, придерживаются «концепции объективной противоправности неосновательного приобретения». При этом отмечается, что закон связывает возникновение кондикционных обязательств только с самим фактом неосновательного обогащения. Поэтому вина приобретателя, как и других лиц, не может рассматриваться в качестве квалифицирующего признака этого вида обязательств[5].

В пользу несостоятельности критерия вины свидетельствует также норма пункта 1 статьи 1064 ГК РФ, которая предусматривает допустимость возложения обязанности по возмещению вреда на лицо, не являющееся причинителем вреда. Так, ответственность по деликтному обязательству могут нести родители несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (ст. 1073 ГК РФ), или владелец источника повышенной опасности (ст. 1079 ГК РФ).

Таким образом, наличие, а также степень вины лица не может выступать в качестве критерия, позволяющего отграничить случаи применения кондикции и требования о возмещении вреда.

Ряд авторов считают, что разграничение рассматриваемых способов защиты гражданских прав должно проводиться на основании признака противоправности. В. А. Рясенцев в связи с этим писал, что в отличие от причинения вреда, обязательствам из неосновательного обогащения присущ «внешне правомерный характер сделанного приобретения или сбережения»[6].

По мнению Р. А. Кушхова, факт неосновательного перехода имущества либо его сбережения сам по себе объективно противоправен[7].

Иногда различие между сравниваемыми институтами проводится в зависимости от оснований возникновения соответствующих правоотношений. Так, обязательство из причинения вреда возникает при совершении правонарушения. Кондикционное же обязательство порождается самыми разнообразными, в том числе и неправомерными, действиями, а также событиями[8].

Представляется, что в некоторых случаях данный признак может способствовать выбору подлежащего предъявлению иска. Как отмечалось ранее, факт неосновательного получения имущественной выгоды сам по себе объективно противоправен. Однако следует учитывать, что кондикционное обязательство может возникнуть в результате действий или событий, которые не являются прямым нарушением норм действующего законодательства.
В настоящее время большинство ученых придерживаются мнения, что наиболее обоснованным является разграничение кондиционного требования и иска о возмещении вреда по признаку образования имущественной выгоды на стороне потерпевшего[9].

Данная позиция согласуется с разработанным Ю. К. Толстым критерием «перехода имущества». Суть указанного подхода состоит в том, что если в результате причинения вреда имущество потерпевшего перешло к причинителю вреда, должны применяться правила о неосновательном обогащении[10]. При отсутствии такого перехода в качестве способа защиты может выступать только деликтный иск.

Е. А. Суханов по этому поводу пишет, что когда причинение вреда происходит в форме уничтожения имущества, никакого обогащения на стороне правонарушителя не происходит, и к соответствующим отношениям применяются лишь нормы главы 59 ГК РФ. В случае же похищения либо иное необоснованного присвоения чужого имущества, кондикционный иск может быть заявлен наряду с требованием о возмещении вреда в субсидиарном порядке[11].

С учетом сказанного, факт образования имущественной выгоды следует рассматривать скорее как критерий, служащий для определения случаев субсидиарного применения нормы главы 60 ГК РФ к отношениям из причинения вреда.

Дискуссии в литературе вызывает вопрос о возможной конкуренции кондикционного требования и иска о возмещении вреда.

По мнению Ю. К. Толстого, если причинение вреда сопровождается обогащением одного лица за счет другого, потерпевшему должно быть предоставлено право выбора того иска, который в наибольшей степени обеспечивает удовлетворение его интересов[12].

Большинство авторов вовсе отрицают возможность конкуренции рассматриваемых способов защиты гражданских прав. Как отмечает М. В. Телюкина, кондикционный иск не может быть применен вместо деликтного. Это объясняется тем, что ГК РФ говорит только о субсидиарном характере норм о неосновательном обогащении по отношению к требованиям о возмещении вреда[13].

Таким образом, если совершение деликта сопровождается образованием имущественной выгоды на стороне правонарушителя, нормы о неосновательном обогащении могут быть применены лишь в субсидиарном порядке. При этом потерпевший не вправе предъявить кондикционный иск вместо требования о возмещении вреда.

Правомерность данного вывода подтверждена Президиумом ВАС РФ. В пункте 2 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, указано, что требование из неосновательного обогащения может быть заявлено также и в случае причинения вреда.

Так, муниципальное предприятие демонтировало гараж и вывезло бетонные плиты, принадлежащие организации без ведома собственника.
В силу невозможности возврата данных строительных материалов в натуре организация обратилась к предприятию с иском о возмещении убытков, требуя при этом взыскания стоимости вывезенных плит и затрат, понесенных при их монтаже (статья 1102 и 1105 ГК РФ).

В ходе рассмотрения дела была установлена невозможность возврата спорного имущества в натуре ввиду противоправных действий ответчика по его изъятию.

Суд, толкуя положения статьи 1103 ГК РФ, пришел к выводу о допустимости субсидиарного применения норм главы 60 к требованию о взыскании стоимости строительных конструкций, поскольку присвоение чужого имущества в данном случае привело к обогащению ответчика. В указанной части иск был удовлетворен на основании статей 1102, 1105 ГК РФ.

Требование о взыскании убытков в размере затрат на строительство было удовлетворено судом на основании статей 1064 и 1082 ГК РФ[14].
Следует заметить, что различия кондикционного требования и иска о возвещении вреда проявляются также на стадии их реализации.

Так, в отличие от возврата неосновательного обогащения, возмещение вреда является мерой ответственности. Исполнение кондикционного обязательства связано с возвратом чужого имущества, поэтому должник не несет имущественных потерь[15].

Кроме того, нормы главы 60 ГК РФ устанавливают обязанность приобретателя возвратить имущество, составляющее неосновательное обогащение, в натуре. И только в случае невозможности возврата самого неосновательно приобретенного или сбереженного, может быть взыскана его стоимость (пункт 1 статьи 1104 и пункт 1 статьи 1105 ГК РФ).

Исполнение же обязательства, возникшего из деликта, допускает возможность выбора между возмещением вреда в натуре и его денежной компенсацией (ст. 1082 ГК РФ).

Таким образом, возмещение вреда на основании норм главы 59 ГК РФ является мерой гражданско-правовой ответственности, применяемой за совершенное правонарушение. Кондикционное обязательство может возникнуть и в том случае, если действия или события, влекущие неосновательное приобретение или сбережение имущества, носят внешне правомерный характер. Субсидиарное применение норм о неосновательном обогащении к правоотношениям, возникающим вследствие деликта, допускается лишь тогда, когда причинение вреда имуществу потерпевшего сопровождается образованием имущественной выгоды на стороне правонарушителя. На основании правил главы 60 ГК РФ, в частности, может быть истребована похищенная вещь либо ее стоимость.


[1] См.: Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения [Текст]. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1951. С. 214.

[2] См.: Иоффе О.С. Избранные труды [Текст] : в 4-х томах. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. Т. 3. С. 767 - 768.

[3] Цит. по: Магиляс Е. А. Соотношение требований из неосновательного обогащения с требованиями об истребовании имущества из чужого незаконного владения и возмещении вреда в гражданском праве // Законодательство. 2002. № 5. С. 12.

[4] Толстой Ю. К. Проблема соотношения требований о защите гражданских прав // Правоведение. 1999. № 2. С. 145.

[5] Климович А. В. Новый аспект реализации кондикционных обязательств // Сибирский Юридический Вестник. 2001. № 2. С. 45.

[6] Цит. по: Магиляс, Е. А. Соотношение требований из неосновательного обогащения с требованиями об истребовании имущества из чужого незаконного владения и возмещении вреда в гражданском праве // Законодательство. 2002. № 5. С. 12.

[7] Кушхов Р.А. Соотношение требований из неосновательного обогащения с другими гражданско-правовыми требованиями о возврате имущества (Теория и практика) [Текст] : дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 46.

[8] Кушхов Р. А. Проблема соотношения кондикционного и деликтного требования о защите гражданских прав // Право и политика. 2006. № 7. С. 20.

[9] См., например: Суханов Е. А. Гражданское право [Текст] : учебник для вузов в 4 т. / Е. А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2006. Т. 4: Обязательственное право. С. 366; Сергеев А. П., Толстой Ю. К. Гражданское право [Текст] : учебник в 3 т. М.: Проспект, 1999. Т. 3. С. 57; Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения // Законодательство. 1999. № 7. С. 22 - 23; Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2002. № 3. С. 12.

[10] Толстой Ю. К. Обязательства, возникающие из неосновательного приобретения, сбережения имущества (юридическая природа и сфера действия) // Вестник ЛГУ. Экономика. Философия. Право. 1973. № 5. С. 139 - 140.

[11] Суханов Е. А. Гражданское право [Текст]: учебник для вузов в 4 т. / Е. А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2006. Т. 4: Обязательственное право. С. 366.

[12] Сергеев А. П., Толстой Ю. К. Гражданское право [Текст]: учебник в 3 т. / А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М.: Проспект, 1999. Т. 3. С. 58.

[13] Телюкина М. В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2000. № 3. С. 16.

[14] Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении : Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда от 11 января 2000 г. № 49 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3.

[15] Кушхов Р. А. Проблема соотношения кондикционного и деликтного требования о защите гражданских прав // Право и политика. 2006. № 7. С. 20.


Возврат к списку